«…БЫЛА МЕСХЕТИ – РОДИНА, ЕЁ ОТНЯЛИ, – КАК МНЕ БЫТЬ?»

Вы знаете, кто такие месхи?

Некоторые могут знать, а другие нет. Месхи – часть грузинской нации, так же, как гурийцы, мегрелы, кахетинцы, имеретинцы и другие. Все они живут в Грузии. А месхи… Самое нелепое то, что бóльшая часть месхов живёт за пределами родного края, и оказались они за границей Грузии не по своей воле.

15 ноября 1944 года (это было 60 лет назад!) в селе Удэ Адигенского района Грузинской ССР в 4 часа утра советские солдаты выбили дверь дома, где жил мой дедушка Латифшах Бараташвили.

Он был школьным учителем, членом Коммунистической партии большевиков – ВКП (б). Это был честный коммунист и свято верил в справедливость советского строя.

С оружием в руках военные выгнали его из дома. И когда он оказался на улице, он с ужасом увидел, что подобное насилие происходит во всём селе. В огромные американские грузовики «студебеккеры» загоняли беззащитных людей. В то время, в основном, это были женщины, дети и старики. Потому что всё взрослое население защищало родину на войне.

Это была секретная военная операция, и 220 сёл Месхети (примерно 125000 человек) за одну эту ночь были опустошены. Это было так быстро и неожиданно, что люди практически не смогли ничего взять с собой. Правда, мой дедушка смог взять с собой самое ценное для него – книги Ленина и Сталина.

Оставалось всё: дома, вещи, продукты в амбарах, ревущая скотина в сараях… Верные собаки с воем, похожим на плач детей, провожали своих хозяев, которые рыдали, покидая свои родные дома.

В Ахалцихе стояло множество товарных поездов, готовых для отправки людей. Ничего не объясняя, солдаты запихивали всех в вагоны. В этой суматохе разбивались семьи, терялись родственники.

Поезда тронулись. И одновременно из всех вагонов послышался страшный вопль прощания с родиной.

22 дня в жесточайшем морозе, холодные и голодные, люди ехали неизвестно куда. В этом кошмаре погибли тысячи людей. На остановках солдаты выкидывали трупы прямо из вагонов, и параллельно рельсам лежали мёртвые тела.

Людей высаживали в Средней Азии: в Киргизии, Казахстане и Узбекистане. Все они считались «врагами народа» и 12 лет они жили там под комендантским надзором, работая, как рабы. Голодную степь Узбекистана  месхи своим  трудом превратили в цветущий край.

Через некоторое время они с удивлением обнаружили, что ссыльными были не только они, но и крымские татары, чеченцы, калмыки, немцы Поволжья и другие (в те годы таким образом были высланы 16 народов СССР).

В 1956 году, через 3 года после смерти Сталина, месхи стали «свободными». Им можно было ездить куда угодно, но только не туда, куда стремились их сердца – на их Родину, Грузию. Хотя многие депортированные народы были реабилитированы и смогли вернуться к себе домой.

Несмотря на многолетнюю борьбу, одним из лидеров которой был мой дедушка, месхам так и не удалось добиться реабилитации и права возвращения на Родину.

Тема Родины нашла своё отражение и в месхетинском фольклоре. Приведу одно четверостишие:

«Трава завяла, как мне быть?
Отчизну не могу забыть.
Была Месхети-Родина,
Её отняли, – как мне быть?..»

В 1989 году в Ферганской долине Средней Азии были организованы погромы беззащитных месхов. Большинство из них были эвакуированы на военных самолетах в глубь России, а часть – бежала в Азербайджан. В Грузию их по-прежнему не пускали и придумали новый термин – «турки-месхетинцы», потому что депортированные месхи исповедуют ислам.

Вы можете спросить – почему?

Дело в том, что в течение трехсот лет (1576-1829гг.) Самцхе-Джавахети находилась в составе Османской империи под турецким игом. И месхи – этнические грузины – были вынуждены принимать их религию и говорить на их языке. Хотя многие до сих пор сохранили свои грузинские фамилии. Мой дедушка не смог вернуться на свою Родину и умер на чужбине. Зато некоторым месхам, в том числе, и моему папе, с большим трудом удалось вернуться на Родину. И это произошло благодаря поддержке грузинской интеллигенции, одним из которых был покойный Гурам Мамулиа.

Я счастлива, что имею возможность жить на своей земле, учиться на родном грузинском языке, дышать родным воздухом…

Но многие мои соплеменники, разбросанные по всему бывшему СССР, лишены всего этого. В Краснодарском крае они подвергаются погромам со стороны казаков. Им не дают гражданства. Местные власти не дают месхам землю, тогда как месхи только этим и зарабатывают себе на жизнь. Детей не принимают в школу. Их положение там настолько ужасно, что даже США сжалились над ними. Этим летом 10 тысяч месхов получат статус беженца в Америке. В Калифорнии месхам будут предоставлены все условия для достойного человеческого проживания.

Радует ли это меня?

Я благодарна губернатору Калифорнии Арнольду Шварцнегеру, который, я уверена, будет заботиться о моих соплеменниках. Но меня бесконечно печалит тот факт, что их родную Грузию не интересует судьба коренных жителей Месхети, которая дала Грузии величайшего поэта Шота Руставели и замечательных людей: Захария Палиашвили, Григола Хандзтели, Шота и Иванэ Ахалцихели и других.

Я люблю свою Родину. Я рада, что в нашей стране происходят демократические перемены. И мы являемся членом Совета Европы. Как и у всех стран СЕ, у Грузии тоже есть свои обязательства в соблюдении прав человека, в том числе, относительно депортированного месхетинского населения. Правительство Грузии обязалось в течение 2-х лет со дня вступления в Совет Европы (1999 г.) создать закон, по которому любой месх имел бы право вернуться в Грузию.

Этого закона до сих пор нет, хотя прошло уже 5 лет.

Я, месхетинка, Тамар Бараташвили, обращаюсь к правительству Грузии с просьбой позволить желающим месхам вернуться на Родину. Депортированные месхи – такие же люди, такие же грузины, как и вы. И они имеют полное право жить в Грузии и быть гражданами своей страны.

Тамар Бараташвили, 15 лет,
Тбилиси

Advertisements